Кредиты
30.10.2008

Неприятности только начинаются

Вчера в США произошли сразу два важных экономических события. Первое состояло в том, что фондовый рынок, точнее, его главный индекс Доу-Джонс, вырос больше чем на 10%. За один день!

 

Казалось бы, вот повод плясать, петь "Осанну" денежным властям, "плану Полсона" и лично одноименному министру финансов.

Собственно, некоторые аналитики так сегодня и напишут: мол, все, дорогие товарищи, пик кризиса пройден, теперь вот-вот начнется "щастье". Мы, конечно, вместе с ними порадуемся, но спешить пока не будем. И вот почему.

Вчера вышел еще один показатель. Индекс потребительского доверия в США, рассчитываемый частной исследовательской компанией Conference Board на основе опроса 5 тысяч американских семей, упал в октябре 2008 года до рекордного минимума на уровне 38 пункта с пересмотренного в большую сторону значения сентября – 61,4 пункта. Аналитики ожидали снижения индекса в октябре до 52,0 пункта.
Индекс числа тех, кто считает, что работу сейчас найти трудно, вырос в октябре до 37,2 с 32,2 в сентябре (ранее сообщалось о 32,8 пункта).

И эти данные показывают, насколько все сложно и напряженно. Индекс потребительского доверия – это не просто социологический опрос, это – показатель того, насколько американцы готовы и дальше безудержно покупать все подряд. Напомним, что около 70% ВВП США формируется за счет потребительского спроса, и в этой ситуации отказ покупать может дорого стоить американской экономике.

Для примера можно привести такую оценку. Норма сбережений в США сегодня составляет около 0% (а еще совсем недавно была вообще отрицательной, американцы тратили больше, чем получали, за счет взятия новых кредитов, естественно), а ее исторические величины – около 10%. Причем во время кризисов эта норма, в любой стране, обычно поднимается выше исторической нормы. Но даже если предположить, что американцы просто подойдут в оценке ситуации к среднеисторическим значениям, то ВВП США должен будет уменьшиться процентов на 5-7 – колоссальная величина, достижимая только в условиях жесточайшей депрессии. А последние оценки говорят о том, что норма сбережений в США уже пошла вверх.

Отметим, что часть своих расходов американцы делают за счет кредитов. Но возникает вопрос, кто им эти кредиты будет давать? Если спрос падает, то падает и производство, значит все меньше людей получают зарплаты, то есть способность среднего домохозяйства выплачивать долги падает. А если ему новых кредитов не выдают, то доля выплат по долгам в общей структуре его расходов начинает увеличиваться, что еще больше сокращает спрос... И так далее, и тому подобное, по спирали.

Да, у банков и финансовых институтов много денег, и теоретически они могут делать инвестиции в развитие производства. Вот только вопрос: зачем? Если существующие мощности удовлетворяют падающий спрос, то какой смысл в построении новых, пусть и более передовых? Кому и что они будут продавать? А если не продавать, то как вернуть обесценивающиеся сбережения? В такой ситуации самая правильная политика – хранить наличные деньги и ждать улучшения ситуации, и мы видим, что именно так американцы и поступают – рост доллара последних недель связан как раз с тем, что частные инвесторы забирают из финансовых институтов свои сбережения, из-за чего последние вынуждены в больших количествах закупать на рынке наличные доллары, что повышает их курс относительно других валют.

И в такой ситуации рост фондового рынка свидетельствует, скорее, о крайне неустойчивой ситуации в экономике. Мы не будем сейчас заниматься конспирологическими теориями и разбираться, откуда и почему пришли вчера деньги на фондовый рынок, хотя многие говорили о том, что в преддверии выборов в США будут предприняты титанические усилия, чтобы продемонстрировать избирателям, "как все хорошо". Отметим другое: "план Полсона" предполагает выброс на финансовые рынки колоссального количества денег, которые неминуемо вызовут довольно значительную инфляцию в США.

Начнется ли она быстро или с некоторым лагом, но, самое позднее в феврале-марте, рост цен в США возобновится, а ведь он и сегодня уже достигает достаточно высоких величин. Для России инфляция в 10% – это давно недостижимая мечта, даже официальные цифры уже показывают почти 25% в год (индекс-дефлятор ВВП), а для США – это запредельные величины. Даже уже этого показателя достаточно, чтобы понять, что базовые процессы в американской экономике в принципе не могут развиваться позитивно.

Отметим, кстати, что средняя инфляция в 10% в потребительской сфере (масштаб, который, судя по всему, уже пройден) соответствует падению ВВП США примерно на 7%. И эта цифра добавляется к падению, связанному с ростом сбережений. Так что я не исключаю, что реальные цифры спада в американской экономике будут по итогам года достаточно большими. Официальная статистика, разумеется, эти цифры не покажет, но зато их видят люди – по падению зарплат, по увольнениям, по стагнации в бизнесе. Что, собственно, и отразилось в цифрах падения потребительского доверия, отмеченных в начале статьи.

И по этой причине я думаю, что радоваться росту фондового рынка не стоит – неприятности только начинаются.

 

Источник: FinTimes.ru

«Кредит Банк 24»
© 2008 — 2018
p